О почтовых голубях тайской породы.

d753941dbccf09cfa1e93ecdaf7bbe25По-чта.
Это слово, которое я сейчас произношу исключительно нараспев и в конце интонация уходит вниз.

Раньше с этим словом, которое в полськом языке приобретает характерную твердость, слышался рождественский колокольчик, когда отправляешь открытку вканун праздников. Или чувстовалась тяжесть посылки, которую приносит курьер в точно указаное время по нужному адресу. Для поляков почта -это почти второй дом.

Они любят и умеют ей пользоваться. А так как спрос диктует предложение вся система налажена как часы. В праздники стоят очереди -люди отпарвляют подарки почтой. У каждого под мышкой пачка открыток, нужно отправить каждому родному и не очень.
Каждой воде на киселе. Пусть знает и помнит, что где-то живёт поляк, которому соверщенно не сложно написать пару теплых слов и лизнув марку приклеить ее на настоящую открытку, а не виртуальную.

В Польше по почте мной отправлялись открытки, подарки, деньги, делались покупки через интернет, оплачивались счета за коммунальные услуги. А если совсем нет настоящих поводов воспользвоаться почтой Польши всегда можно было просто зайти к ним в гости, встать в очередь.а в это время полюбоваться старинными печами в углу, выложенными ручной работы плиткой.

Но это все осталось где-то там далеко, в тысяче километров от меня. В старинном городе Кракове, где можно не спешить, а просто жить. Жить, вдыхая прохладный осенний воздух. Жить,наблюдая как стаи голубей взмывают вверх от шума детских ножек, бегущих по старой площади.

А вот почему-то в Таиланде стране улыбок и вечного лета не любят почту. Никто не отпарвляет открыток. Понимаете, никто! Оказывается тайцы в целом любят отправлять родственникам весточки, но обычно в виде ящиков с фруктами или купюр с портретом любимого короля.
Почему я заподозрила тайцев в таком грехе, как отсутствие любви к открыткам?
Так сказать, прецедент имеется. Но обо всем по порядку.

Мы с Ингрид проснулись пораньше потому, как дел-то у нас на день очень много. Аж целых два. Поверьте мне на слово, что в ритме небольшого города Юга Таиланда, это и вправду очень много.
Мы проснулись рано, но только к 12 вышли из дома. Ингрид нужно в банк и на почту. Впрочем мне того же и побольше. Очень хочу выслать знакомым и близким открытки, а Ингрид нужно отпарвить документы во Францию. Точнее и не документы, а просто чеки из госпиталя, где она успела побывать уже дважды за последний месяц , для страховой службы в Леоне. Потому как дело у Ингрид было первой неоюходимости и крайней серьезности я подумала, что уж с отправкой открыток точно не будет проблем.

Хотя, если быть честной до конца, с самого утра Ингрид была озабочена поиском открыток. Она ходила по дому как тень домомучительницы Фрекен Бок. Иногда с надеждой вздыхала, иногда чертыхалась громко и без стеснений, но как мне показалось в результате ничего не нашла.
Уже по дороге на почту, между делом, я поинтересовалась, чем собственно увенчались поиски. На что она очень удивленно отметила, что конечно их нашла. Увидев мои удивленные глаза и немой вопрос, о том где же они.
Ингрди добавила:
-Конечно на своем месте, за стеклом секретера. Пожалуйста не смотри на меня так. Они мне и самой нравятся. Купишь себе другие!

И ничего страшного, что я и так собиралась именно так и поступить, но только Ингрид меня уверяла, что нет смысла покупать другие раз у нее есть несколько в запасе. И ничего страшного, что она ровно 2 часа их искала. Ну конечно с перерывами на поболтать и пожевать печеньку. Это был уже мой третий день в Накхон Си Таммарате и я уже к подобному привыкла.
В этом вся Ингрид, чудная дамочка средних лет чистокровная француженка, более 30 лет живущяя в Азии.

Мы приезжаем в главное почтовое отделение города. Моё сердце начианет биться чаще. Наверное там продают умопомрачительные открытки с видами на Южные горы, восходом над буддиски монастырем и обязательно водами океана, которые резво рассекают стаи розовых дельфинов.
Но конечно работе время, а потехе час. Сначала отправка бандероли в Леон, брату Ингрид по имени Жак Себастьян. Ну разве от этого имени не веет французским шансоном и луковым супеом с гренкой?

И только потом Ингри спросит у дамочки за прилавком, есть ли у них открытки. Я, чтобы не перебирать ногами и своим видом не торопить Ингрид, начинаю подсчитывать сколько же мне нужно будет марок. С марками тут уж точно нет проблем их я куплю легко да еще и сама без посредников. Я насчитываю 30 марок, это если по 5 Бат, а если по 3, то 50. Но тогад есть шанс, что мне дадут марки из разных коллекций с разными рисункам. Это всегда очень волнительно и увлекательно.

Ингрид красивым преподавательским почерком выписывает такие романстические французские слова на коробке с бандеролью. А я мучаю работницу почты, прося давать всего по 3- 4 марки из каждой коллекции. а что ей жалко? Даже если и жалко, отказать она мне не может.
Когда Ингрид уже подписала и письма и бандероль, сверяя адрес с малюсенькой видавшей многое записной книжечкой, наступает время для открыток. Но конечно на нас смотрят вытаращенными глазами и повторяют как заведенные одно и то же.

У вас есть открытки? Нет
Закончились? Нет.
Будут в будущем? Нет
А вы знаете где их купить? Нет.
Так и хочеться закричать им в ухо, как нет,вы почта или зоопарк? Но кажется и на этот вопрос на автомате они тоже ответят- нет.

Но я не собираюсь так легко сдаваться. Я подхожу к каждому окошечку и спрашиваю одно и то же. Одна из работниц сжаливается надо мной и долго думает, почесывая затылок. Потом ее лицо озоряется и она мне рисует на бумаке как пройти в туристическое бюро, где подскажут где купить октрытки.
Я оставляю Ингрид в очереди уже на отправку бандероли, а сама иду на поиски бюро. Там опять всё повторяется. Нет-нет и еще раз нет, но зато охранник данного заведения, в отличии от служащих, оказывается неплохо говорит по-английски и с удовольствием мне показывает дорогу.
Я покупаю открытки в маленькой лавке, где они кажется покрылись слоем многолетней пыли. Замученая, но довольная возвращаюсь на почту.

Мне показалось, что прошло так много времени пока я искала их, а Ингрид до сих пор стоит у прилавка. То ли это опять классический медленный стиль Ингрид, то ли тут время плывет иначе чем у меня в голове. Но главное октрыткиу меня в руках. Я внимательно их подписываю и наклеиваю марки. Работник мне постоянно подсовывает под руку мочалочку влажную, но я все равно упрямо облизываю каждый марку и клею ее на свои выстраданные открытки.
Я между прочим консервативна и старомодна, вы еще не заметили?
Конечно этот вопрос я задаю сама себе. И он конечно риторический и никто не спешит на него отвечать.

Когда все октрытки отправлены мне остается толкьо дождаться Ингрид.
— Мария, ты выглядишь очень уставшей! Что сулчилось?
— Я очень недовольна тайской почтой, честное слово!
-Так, а в чем дело, дорогая?
— Ингрид, ты издеваешься? Ну вот почему на почте не продают октрыток. Ни-как-ких? Не больших, ни маленьких, ни с днем Рождения, ни с Новым Годом?
— Мария, я тебе предупреждала, что в Таиланде открытки никто не продает на почте! Предупреждала?
— Предупреждала!
-Тогда чего же ты так кипятишься?

Я беру Ингрид за руку, подвожу ее к прилавку и стучу по стеклу.
Она удивденно смотрит то под стекло, то на меня.
— Ингрид и впарвду, нет здесь ничего странного. Я даже соглашусь, что раз тайцы не любят высылать открытки, то их незачем тут продавать. Соглашусь, что это не обзяательный товар для почты.
Но скажи мне честно, а рисоварка это обязательный товар, за которым идут именно на почту?
Ингрид одевает очки видит коробку с рисоваркой( между прочим со сниженной на 10% ценой) и по залу раздается хохот.

Мы смеемся до упаду и выходим из здания. А мои открытки несут почтовые голуби в Польшу, Голандию и домой.

Мария Роза

Related Posts
dsc05122
Untitled-106
13335787_937280289704622_172184636516370998_n

Discussion about this post

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *