Хозяйка Медной Горы

11903890_10205556007593577_2743295554531645275_n
Сью пригласила нас на тренировку в субботу в 5, а Ричард любезно согласился по дороге на точку прихватить и нас с Киви. Всю дорогу на место встречи Ричард рассказывает об отличиях кобеля от суки. Не тех ярко выраженных анатомических, а более тонких психологических. О том, что любая собака может быть доминантной или нет, активной или пассивной, спокойной или легковозбудимой, доверчивой или пугливой. И все эти характеристики могут выступать в своершенно удивительных смесях формирую индивидуальность каждой конкретной собаки. Ричард долго говорит о правильном построении отношений внутри собачей стаи. В наших реалиях внутри людско-собачей стаи. О том, как он слишком сильно доминировал над своим ретривером Скипером, что влияло на его работу, как собаки-спасателя. Влияло негативно- он становился менее уверенный в себе и слишком осторожничал во время поиска людей.

Потому теперь иногда Ричард из двухногового существа превращается в четвероного. Выходит соСкипером на траву, становится на четвереньки и борется с ним, иногда позволяя собаке повалить его на землю. Я замечаю, что в отличии от лабрадора Саванны и пойнтера Замбези, Скиппер отличается невероятной скоростью поиска людей и любовью к этому делу. А вот, когда смотришь на работу Замбизи иногда кажется, что весь процесс ее мало интересует. Конечно она ищет человека, если вы уж так просите, но в целом она могла бы и не искать. Лечь среди развалин и заснуть.
— Да, ты права. Скипер сложный доминантный пес. Зато какой он любопытный и активный. Это невероятно важно для поиска, чтобы собака воспринимала весь процесс как увлекательную игру. А Саванна и Замбизи изначально пассивные, не доминантные собаки. Вот и результат. Ой, кажется я сказал лишнее. Это очень не толерантно так выражаться. Особенно при Сью. Но мы ведь ей ничего не скажем.

И Ричард громко засмеялся.
Пока мы подъезжаем к месту я думаю о том, что как часто человек склонен олицетворять себя с чем-то, что по сути с ним никак не связано. Часто мы олицетворяем себя со своим положением в обществе, со своими материальными благами, с другими людьми, а порой оказывается и собаками. Мне вот совершенно не обидно, если кто-то скажет правду про Киви. Что она исключительно вертлявая, шмокодявка эмоциональная. Ну что ту обижаться, все правда. Зато как она сладко спит у меня на коленях, пока мы едем на место тренировки, иногда тихонечко повизгивая во сне.
Наконец мы приезжаем на место.
Машина въезжает за высоких забор и мы оказывается среди очень странного места. Кажется, что среди жилого квартала упал метеорит. Часть стен обвалилось, оголив кирпичную кладку, кое-где сохранились лестницы. Через разбитые окна хорошо видно, что весь пол усыпан строительным мусором, разбитыми стеклами, какими-то проводами и проволокой. На крышах некоторых домов, пробиваясь сквозь бетон прорастают тропические деревья. Вход в дом, который ближе к нам, завален горой строительного мусора. Гора доходит до окон третьего этажа поражая мое воображение.

Ричард делает инструктаж, выдает мне каску, фонарик и рацию. Когда бы я не знала, где будет происходить тренировка я бы удивилась зачем мне нужна каска Но оглядываясь по сторонам мне кажется, что и защитный комбинезон мне бы тоже не помешал. А как Киви будет ступать своими маленькими лапкам среди всех этих острых кирпичей?
Но Киви все не по чем она скачет вокруг нас как заведённый кролик. И тут раздается душераздирающий крик. МЫ с Ричардом крутим головами по сторанам. ОКазывается источник сего непонятного звукового сопровождения Энди. Он не хочет останавливаться и продолжает кричать. Все происходит так резко и так громко, что я не сразу улавливаю смысл происходящего:
— Ричард, почему ты не следишь за своей собакой! Сколько модно! Мы на объекте, готовимся к тренировке! Ты совершенно не следишь за ним, он разгуливает где хочет!. Привяжи его сейчас же! Почему всегда проблемы именно с твоей собакой!
— Да в чём собственно дело?
— Я тебе сказал. привяжи его! Он пометил мне рюкзак! Понимаешь, описал мне рюкзак твой невоспитанный пес!
Наблюдая за этой неожиданной перепалкой, я понимаю, что бедный Скипер тут вовсе не при чем. А даже если и при чем, то и так отвечать не ему. Но конечно тут вопрос в чем то совсем другом, что останется за кадром. Сью встревает в перепалку:
— Ричард нам нужно поговорить, Энди ты проведешь занятие а мы отойдем поговорить! Ричард и Сью уходят в темноту, а за ними как ни в чем не бывало совершенно спокойно плетутся два ретривера Скипер и Саванна. У собак нет никаких проблем. Всегда все проблемы у людей.

Я стою в стороне и не знаю, что сказать.
Я как Высоцкий не люблю, когда двое против одного, да и Ричард мне очень нравится своей какой-то наивной верой в возможности любого хозяина из любой собаки сделать человека.

Энди белоснежным платком вытирает пот с совершенно лысого лба и поворачивается ко мне:
— А ты не хочешь с Киви прийти завтра на занятия в 7.30?
Я радуюсь неожданной смене тематики.
— Конечно, хочу, как удобно, что в воскресенье утром. Не будет пробок да ив ыходной у всех. Приглашу тогда Тук с ее двумя чихуахуа, а то по вторникам она совершенно не может заниматься.
— А ее собаки воспитаны?
— Я смотрю на первые звезды и не задумываясь отвечаю правду:
— Не-ааа, совершенно не обученные, а кобель так вообще агрессивный!
— Таких на эти занятия нельзя. Это тренировка для начинающих собак-спасателей, подготовка к международному тестированию. Допускаются собаки знакомые с основами послушания, те которые знают, что такое манеры.
Я быстро подтверждаю, что мы будем, пока Энди не передумал. И мы начинаем пробираться сквозь заросли бурьяна к объекту, а я тихонько радуюсь что Киви так высоко оценили. Посчитав, что она вполне потянет курс для собак спасателей. А я то щенка таскаю на эти встречи просто так за компанию, думая, что никто не относится к ней в серьез. А получается талант не пропьешь и манеры не спрячешь. Если есть, то есть.

Мы начинаем играть как обычно в прятки. Первой ищет Замбези пойнтер. Мне приходится залезть на 4 этаж и забиться в угол среди разломанной мебели и бетонных блоков. Очень неприятное место я вам хочу сказать. Ночь, разрушенный дом и я, которая, если честно, боится темноты. Пока я ищу место поукромней на лбу у меня горит фонарик, освещая путь среди мусора и темноты. Но потом по правилам мне его приходится выключить и передать по рации Энди свою готовность. Кажется, я с такой надеждой еще никогда не ждала, что меня найдут. Ночное сизое небо рассекают летучие мыши, в ветвях мангового дерева поет разноцветная ящерица. А я сижу на балконе, на который я попала через окно, другого входа почему-то не предусмотрено. И думаю о том, какой умник строил этот дом и какую смысловую нагрузку несет этот балкон, если на него нужно было заходить через окно. Точнее вваливаться или спадать с подоконника. Может и поделом, что этот странный дом развалился. Он совершенно не предназначен был для людей, вот пусть тут и живуто бродячие кошки да крысы. Которые, впрочем и так тут живут, не спрашивая ни у кого разрешения, это я понимаю по черной тени с длинным хвостом, которая промелькнула в метре от меня.

Замбэзи находит меня достаточно быстро, лает прямо в лицо, а на ее шеи горит красной звездочкой фонарик. Вместе с ней спускаться вниз уже не так страшно. Замбези спокойна как всегда, как любой поинтер,и только я пугаюсь нашего с ней отражения в разбитом зеркале на стене.
Наконец Ричард появляется со Скипером на горизонте. Я ни о чём не спрашиваю, а Ричард предлагает потренировать Киви.
— Что она любит лакомства или мяч? На какой этаж она сможет зайти сама второй, третий?
— Я не знаю, Ричард! Она никогда этого еще не делала!
-Как не делала? Я опять забыл, что ей всего 7 месяцев и она только начинает. Хорошо, тогда пошли на пустырь.
Я бегаю по пустырю привлекая внимание Киви потом сажусь на корточки и закрываю руками голову.

В этот момент Ричард отпускает щенка с поводка с криком : искать! Киви моментально находит меня, получает угощение и всеобщее одобрение. Мы проделываем этот трюк несколько раз, каждый раз я удаляюсь от нее все дальше и дальше.
Потом Ричард дает нам задание ходить по куче мусора, той что до третьего этажа, без поводка. Щенок должен учиться сам себе прокладывать дорогу по сложной местности без человека. Киви не отходит от меня не на шаг, бесстрашно перепрыгивая с кирпича на кирпич, с бетонного блока на блок.

Я быстро, в отличии от собаки, устаю находить безопасное место, чтобы поставить ногу и сажусь на самой верхушке этой горы мусора. Смотрю как по небу носятся летучие мыши и думаю о том, что моей собаке похоже крупно повезло. Ну вот что светит в жизни среднестатистическому представителю породы Чихуа-хуа? Миска с едой и мягкий диван? И это все? Ах да, еще и вечные возгласы умиления и одобрения любого даже неправильного поведения.

А вот чем занята конкретная Киви в субботний вечер? Учится послушанию, перемещаться самостоятельно в темноте, находить человека среди развалин и имеет возможность общаться так сказать с элитой собачьего мира в лице ( читать морде) профессиональных собак спасателей.
Вам не кажется, что у Киви очень интересная собачья жизнь, и что ей крупно повезло? Тут сказать сложно, так как любой взгляд со стороны будет всегда не объективен, а сама Киви не вполне умеет внятно выражать свою точку зрения. Для этого у нее имеется только хвост, уши и длинный лисий нос, по которым я еще только учусь читать ее собачий язык. А вот то, что мне повезло это бессомнения! Что бы мне светило в в субботний вечер среди городских джунглей Бангкока не будь у меня собаки? Миска( читать тарелка) и мягкий диван? А так я сижу на верхушке горы мусора почти до неба, смотрю как на это небо всходит алая тропическая луна и чувствую себя счастливой хозяйкой медной горы ( читать счастливой обладательницей собаки).

Мария Роза

Related Posts
dsc05122
Untitled-106
13335787_937280289704622_172184636516370998_n

Discussion about this post

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *